«Нынешняя ситуация напоминает начало ХХ века, когда схимников просили выйти из затвора и работать с людьми. Ситуация сегодня непростая, не хватает этой работы», – говорит клирик Алапаевского мужского монастыря новомучеников и исповедников Церкви Русской, иеромонах Серафим (Шанин).

Не так давно отец Серафим завоевал титул чемпиона мира по гиревому спорту в любительском разряде. Больше новостей об Урале вы узнаете на https://region-ural.ru/raznovidnosti-pressov-dlya-makulatury/.

ДОСЬЕ

Иеромонах Серафим (Шанин) родился в Нижнем Тагиле. Окончил СПТУ № 104, философский факультет УрГУ (ныне УрФУ), Тобольскую духовную семинарию. Руководитель отдела по миссионерскому служению, отдела по работе с молодёжью Алапаевской епархии. Клирик мужского монастыря новомучеников и исповедников Церкви Русской г. Алапаевска. Председатель Общественного совета ОВД Алапаевска, эксперт уральской Ассоциации «Центр этноконфессиональных исследований профилактики экстремизма, противодействия идеологии терроризма». Чемпион мира по гиревому спорту в любительском разряде.

 

Тренер сказал: «Халтурщик»

Рада Боженко: – Отец Серафим, кого, как не вас, спросить: «В чём сила, брат?»

Отец Серафим: – Вся сила в Боге. Говоря о спортсменах, употребляют выражение «сила духа», а это не что иное, как сильная, железная воля. Как известно, наша душа состоит из трёх частей: разумная, волевая и желательная. Разум, бывает, говорит: «Поставь уже гири, хорош, запыхался, зачем тебе это?» А воля: «Нет, дойдём до конца!» Желательная же часть  быстро уходит в сторону, понимая, что всё тяжело и надолго.

Так вот, сила духа, сила воли – от Бога, молитва помогает превзойти собственные возможности. Это не значит, что возможности человека безграничны, это значит, что человек может развивать себя: «Будите убо вы совершени, якоже Отец ваш Небесный совершен есть». И тогда можно хоть по воде ходить, хоть гири сутками поднимать. Но ведь дело не в том, стал человек чемпионом мира или не стал, установил мировой рекорд или нет.

– А в чём?

– На этот вопрос нам отвечает Священное Писание. Апостол Павел говорит замечательные слова: «…Если я любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий». Попросту говоря, как пустая кастрюля – бряк-бряк и ни о чём. Всё должно происходить от любви.

Сегодня очень важно показать молодому поколению пример силы духа. При этом я не говорю, что я лучше всех. Весьма скромно отношусь к поздравлениям с чемпионством и вообще, признаться, своим результатом недоволен. Цель была – больше подъёмов выполнить, тренер тоже сказал, что я халтурщик.

– Что помешало достичь цели?

– Бессонная ночь, смена еды, непривычный климат, другие гири — со смещённым центром тяжести, с пустой ручкой (у нас она полная)… Но, в любом случае, я поездку на чемпионат мира в Нью-Дели воспринял как подарок по молитвам и владыки Мефодия (епископ Каменский и Алапаевский. – Ред.), и игумена Моисея, настоятеля монастыря. Как подарок от святого Иоанна Тобольского, от святого апостола Фомы, который проповедовал в Индии. Кстати, в Индии я чудесным образом оказался в Русском посольстве, в храме святого апостола Фомы.

Паника отнимает силы

– Чья была инициатива вашего участия в чемпионате мира?

– За несколько месяцев до чемпионата я разговорился с восьмикратным чемпионом мира среди профессионалов Михаилом Квашниным и выразил желание съездить на чемпионат, хотя бы одним глазком посмотреть на профессионалов, на то, как они всё преодолевают. Гиревой спорт очень похож на нашу жизнь, в которой часто бывают моменты, когда отовсюду наваливаются неприятности и думаешь – всë, конец света наступил. Но мудрые, опытные люди понимают: надо терпеть, молиться и продолжать делать то, что ты делаешь. Паника отнимает все силы, а уныние их вообще полностью высасывает.

Гиревой спорт – наш, и все мировые рекорды у нас. Именно поэтому, думаю, гиревой спорт никогда не сделают олимпийским – равных российским спортсменам нет. И нас не сломать – сила духа!

Так вот. Михаил Квашнин говорит, мол, а что просто так-то смотреть, если уж лететь, то выступать. А я хоть и установил к тому времени три мировых рекорда, гиревым спортом занимаюсь всего лишь с марта 2021 года. В юности мне настойчиво говорили, что надо им заниматься, но я считал – не моё. А спустя время оказалось, что всё-таки моё. И вот я, как любитель, направился на чемпионат мира, взяв благословление у владыки Мефодия и отпросившись с работы.– С работы?

– Я ещё работаю тренером в городе и в филиале Свердловского областного медицинского колледжа. Наверное, кто-то недоумевает – батюшка и гири, как такое может быть? Но, ко всем должностиям в Алапаевском епархиальном управлении, я ещё ответственный по физкультуре и спорту. Какой бы я был ответственный по этим направлениям, если бы к спорту никакого отношения не имел? Мало просто прийти к спортсменам и сказать: «Ребята, я вас благословляю! Выполняйте заповеди и приходите на исповедь». С молодёжью нужно на одном языке говорить, нужно их понять. Один из вариантов – позаниматься вместе с ними в зале.

– С православной молодёжью?

– Во-первых, не только молодёжь, ко мне на занятия приходят люди от 9 до 65 лет, благодаря администрации города у них есть возможность бесплатно заниматься спортом. А во-вторых, не только православные – и протестанты, и мусульмане, и сомневающиеся. Спорт должен объединять людей, независимо от вероисповедания. К тому же я использую это в своей миссионерской практике. Не злоупотребляя. То есть я не говорю человеку о вере ничего до тех пор, пока он сам меня не спросит. Но, как правило, спрашивают.

Рекорды – наши

– Признаться, мой стереотип о монашеской жизни оказался далёк от действительности.

– Повторюсь, о том, что у меня есть данные для занятий гиревым спортом, мне говорили ещё в юности. Я занимался, но не серьёзно. Честно говоря, использовал гири скорее как гантели. А потом и вовсе ушёл в рукопашный бой. Но к гирям вернулся в Тобольской духовной семинарии. Крайне не хватало подвижности: на лекциях, во время самоподготовки, во время трапез – сидишь, на всех молитвах – стоишь… Поэтому, по инициативе студентов и при поддержке митрополита Тобольского и Тюменского Дмитрия, в семинарии появился просторный, оборудованный спортивный зал, где мы занимались. Я вернулся к гирям, но всё равно ещё на уровне «знакомства». А вот позже, когда под­устал от пауэрлифтинга (да, им тоже занимался), началась уже серьёзная гиревая история. Мы тогда с товарищем, Дмитрием Жуковым, к тому же начали собирать гири и реставрировать их (он и сейчас мне во всём помогает). А первую гирю нам дал секретарь епархии отец Дмитрий Ямщиков. Вон она, белая, стоит – 24 килограмма.
Если же вернуться к вопросу монашеской жизни… Гиревой спорт вполне гармонично с ней сочетается. К примеру, Великий пост. Как мы не едим первую неделю, так я и не ем, как соблюдал последнюю – строгую Крестопоклонную неделю, так и соблюдаю. Но продолжаю тренироваться, просто ухожу на лёгкие веса. Это к тому же и поклонам земным способствует. И молитвы о всём мире – обязательное служение монаха – занятия спортом не отменяют. Никто с меня эту обязанность не снимал и не снимет.

– Заметила, что в последнее время монашествующие стали чаще «выходить в люди», заниматься чем-то общественно полезным. С чем это связано?

– Этот немой вопрос, да, висит в обществе. Мы, конечно, можем всё бросить и уйти в лес, где раньше жили и подвизались. Но… Кто возьмёт на себя ту работу, которую мы делаем? Скажем, одна из моих задач – воспитать преемников, тренеров, которые будут заниматься с детьми, которые будут к этому расположены. И, самое главное, будут делать это от души. Конечно, зарплата – это важно, но, если ставить её на первое место, будет сложно вывезти, некоторые моменты вывозишь исключительно на идейной составляющей.

К тому же в том, что я священник, монах, есть свои плюсы. Люди, которые меня знают, уверены: если я прошу какие-то средства, то не для себя. Я направлю их на развитие спорта, на развитие зала, на соревнования и так далее. Они мне доверяют.
Вообще, нынешняя ситуация напоминает начало ХХ века, когда схимников просили вый­ти из затвора и работать с людьми. Ситуация сегодня непростая, не хватает этой работы. И потом, заниматься духовно-спортивной подготовкой едва ли лучше нас кто-то сможет. Она может быть только от священнослужителя.

Кроме того, надо вспомнить, где строились монастыри. На границах в том числе. И молодые монахи, к примеру, Александр Пересвет, Андрей Ослябя – это бывшие воины, которые ушли в монастырь, но потом были благословлены вернуться в войско.

– На чемпионате мира вы выступали без российского флага и гимна, так ведь?

– К сожалению, да. Даже слова «Россия» нигде не было. Неопознанные летающие спорт­смены. Увы, таковы были требования. Если честно, это задевало. Но мы всё равно оставались сборной России и испытывали гордость за свою страну.
И все понимали, что мы из России, потому что гиревой спорт – наш, и все мировые рекорды у нас. Именно поэтому, думаю, гиревой спорт никогда не сделают олимпийским – равных российским спортсменам нет. И нас не сломать – сила духа.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *